советские уроки пения
Школьная жизнь

Об уроках пения в советской школе

Наверное, не было в школе предметов более легких и не таких суровых в плане дисциплины, как уроки рисования и пения. Вот об уроках пения сегодня как раз и пойдет речь. Вообще, название этой школьной дисциплины очень интересно трансформировалось — по крайней мере, так было в школе автора этих строк.

У начальных классов уроки так и назывались — «пение», затем, в 4-5 классе это была «музыка и пение», а затем уже просто «музыка». В первых трех классах эти уроки выглядели так: вместо нашей первой учительницы в класс входила какая-то дама с аккордеоном, проигрывала мелодию, разучивала с нами песню — запомнилось «Пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я!», потом мы хором пели и урок заканчивался.

Иногда школьников просили принести в класс очень неожиданный предмет — деревянные ложки )) Дети притаскивали кучу расписных ложек и четверть урока не могли угомониться, пока не все не поменяются друг с другом этими ложками, сортируя их по стилю росписи ))

деревянные ложки как инструмент школьного урока

Затем преподавательница учила детей правильно держать эти ложки и выстукивать ими какие-то простенькие мелодии. Насколько помнится, ничего музыкального из этих стараний никогда не получалось. Наверное, по этой причине уроки с ложками были крайне редкими ))

После начальной школы уроки пения приобрели более серьезный характер: школьников просили завести нотную тетрадь, в которой все почему-то очень долгое время учились рисовать скрипичный ключ. Также нужна была тетрадь для записи текстов песен, которые разучивали наизусть.

В качестве музыкального инструмента чаще всего использовалось пианино, и не было, наверное, ни одного школьника, который на перемене не подкрался бы к нему и не попробовал сыграть какой-нибудь «собачий вальс» (помните, был такой замечательный болгарский мультик с эпизодом «кошачий марш», где кот Мур играет эту пьеску, а под нее танцует свора черных котов?)

Уроки пения (музыки) проходили следующим образом: если это был обычный урок, учащиеся записывали в тетрадку текст разучиваемой песни, преподавательница показывала, как это должно звучать, потом всем классом пели эту новую и парочку-тройку старых, уже выученных песен.

А дальше наступал момент, перед которым робели даже самые отвязные хулиганы: учительница вызывала к доске четверых-пятерых учащихся, чтобы они перед всем классом пели один куплет разучиваемой песни.

Это на самом деле было страшно — не имея ни голоса, ни слуха, петь у доски, когда на тебя смотрит весь класс и потихоньку хихикает. Наверное, это было единственное, что напрягало на этих уроках и вызывало легкий мандраж. Ну а потом дети записывали в нотную тетрадь что-нибудь из теории по основам музыкальной грамотности и на этом обычный урок заканчивался.

Но были еще уроки и необычные, когда школьников учили восприятию классической музыки. Старшеклассники приносили в класс проигрыватель и динамики, соединяли аппаратуру и подключали ее куда-то, а учительница ставила пластинку, предварительно объяснив, что именно сегодня будем слушать. Помнится, однажды она очень рассердилась на дурацкие шуточки по поводу фамилии композитора, когда объявила, что сегодня в программе произведения Мусоргского…

Советская школьная программа включала такие произведения, как симфоническая сказка «Петя и Волк» Прокофьева, «Времена года» Чайковского, арию Ивана Сусанина из оперы Глинки, что-то из Римского-Корсакова…

После прослушивания всем классом обсуждали, что именно хотел сказать автор своим произведением, а на дом давали задание нарисовать прямо в нотной тетради иллюстрацию к прослушанному фрагменту.

Ну и напоследок хотелось бы вспомнить те песни, что мы разучивали на уроках пения. Все, конечно же, не вспомнить, но кое-что набралось:

  • «Журавли» Марка Бернеса: «Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей…»;
  • «Солнечному миру — да, да, да! Ядерному взрыву — нет, нет, нет!» — известная в те годы песня, исполняемая Детским хором Гостелерадио и Иосифом Кобзоном;
  • «Мы шли под грохот канонады, мы смерти смотрели в лицо» — песня на слова М. Светлова;
  • «Детство — это значит дети, дети — это значит мы!» — песня на слова Ю. Чичкова;
  • «Песня о Щорсе» — «шел отряд по берегу, шел издалека, шел под красным знаменем командир полка» — исполнял Большой детский хор;
  • «Дерево дружбы» — » Пароль «Земля», Ответ «Заря». Мы навек подружились не зря, Ребята с планеты Земля» — тоже исполнял Большой детский хор;
  • «И вновь продолжается бой» А. Пахмутовой и Е. Добронравова. «И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди, и Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди»;
  • «Бухенвальдский набат»А. Соболева: » Люди мира, на минуту встаньте! Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон – это раздается в Бухенвальде колокольный звон, колокольный звон»;
  • «То березка, то рябина, куст ракиты над рекой» Д. Кабалевского.

А однажды наш класс упросил учительницу разучить с нами мега-популярную в те годы песню Аллы Пугачевой «Миллион алых роз». Разучить-то мы ее разучили, но спели так, что преподавательница схватилась за голову и сказала, что поп-жанр — это не для нас ))

После этого мы безуспешно упрашивали ее позволить нам спеть «Крылатые качели», но эта песня по вокальной части еще сложнее «роз», поэтому наша просьба услышана не была — Электроников с высоким хорошо поставленным голосом среди нас не было, поэтому заветная песня так и осталась неразученной ))

Еще больше статей о всех сторонах жизни в СССР на нашем канале в Дзен. Добро пожаловать!